Артём Дерепаско: "У нас много талантливых детей, но что с ними будет потом?" 22.09.2012

Артём Дерепаско: "У нас много талантливых детей, но что с ними будет потом?"

«Мы стараемся выполнять свою работу максимально качественно, поскольку сами прошли весь теннисный путь от начала и до конца. Многие наши тренера трудились и в Мексике, и в Америке, и в других академиях по всему миру. Пытаемся на своём тренерском опыте делать работу так, чтобы добиваться максимального результата», - рассказывает бывший профессиональный теннисист Артём Дерепаско, ныне один из специалистов академии J-PRO . В своё время в составе юношеской сборной страны по теннису Артём покорял чемпионаты Европы и мира. Вместе с Маратом Сафиным, своим тогдашним партнёром по команде, они каждый год приносили стране награды.

Будучи одним из самых перспективных юниоров, Дерепаско выиграл престижнейший Orange Bowl в категории до 14 лет, а позже стал лучшим в мире. «По юниорам из года в год всё шло хорошо, - делится воспоминаниями теннисист. - Потом начался период профессионального спорта. Достаточно быстро я вошел в топ-300 рейтинга АТР, после чего столкнулся с самым сложным барьером - нужно было прорываться в мировую «сотню». Это последний этап на пути к элите, и он самый тяжёлый. Честно говоря, акцент у меня был на юношеский теннис. Я всегда был лидером, очень много сил было отдано результатам в детстве».

Свою профессиональную карьеру в АТР Туре Артём остановил довольно рано - в 22 года, будучи в середине третьей сотни в рейтинге. «Я не мог найти в себе мотивацию для дальнейших выступлений. Рядом не было того человека, который бы мог меня вести на этом пути. Я сам родом из Уфы, родители мои простые люди, так что денег на поездки не было, а найти финансовый источник мы не могли. То есть вроде бы играл в теннис, но найти мотивацию для дальнейшего продолжения карьеры не мог. Я боролся, но финансовых средств не хватало».

- Как вы пришли к тому, что пора заканчивать с профессиональным спортом?

- Каждый новый сезон я ставил перед собой определённую задачу – если год заканчиваю ниже в рейтинге, чем начинал, то задумываюсь о том, чтобы начинать стабильно зарабатывать деньги, переходить на тренерскую работу. Так и получилось в 2002 году. Будучи 180-м в рейтинге, я закончил год на 245-й строчке, и решил на этом остановиться. Сначала немного отдохнул от тенниса – 2 или 3 месяца, а затем с 2003 года начал свою тренерскую карьеру. По началу работал индивидуально со многими игроками, включая Анастасию Мыскину и Ярославу Шведову. Результаты у всех были достаточно хорошие. Спустя четыре года мы с Андреем Степановым начали совместную деятельность, которая переросла в академию J-PRO. Позже к нам присоединился Сергей Ларионов, и так потихоньку мы начали расширяться.
314346_452440208129490_348439977_n.jpg
- Вы находились в один момент на 189-й строчке рейтинга АТР, и до заветной топ-100 оставалось совсем немного. Или же это много?

- Да, это много. На тот период у меня было порядка 200 очков АТР, а чтобы войти в «сотню» нужно было иметь около 400 очков, то есть в два раза больше. Кажется, всего лишь нужно подняться на 80 позиций, а на самом деле ты должен почти в два раза улучшить свои результаты. Это не так просто, как кажется. Конечно, были моменты, в которых при удачном стечении обстоятельств всё могло повернуться иначе, но не срослось. Я прошел квалификацию сначала на Уимблдоне, затем на Кубке Кремля. Однако на Уимблдоне я в первом круге попал на британца Тима Хэнмана. В тот год он добрался до полуфинала на своём родном турнире. Тим тогда был в очень хорошей форме, на подъёме. Мне просто немного не повезло с сеткой.

Были шансы и возможности пробиться, но мне не хватило в один момент крепкого плеча, человека, который бы меня контролировал и заставлял делать какие-то необходимые вещи. Будучи молодым и находясь без присмотра всегда непросто. Шатался туда-сюда, метался, а в этом возрасте совсем не сложно потеряться…

- Находясь на лидирующих позициях в юниорском рейтинге, у вас была возможность уехать тренироваться в зарубежные академии, но вы этим не воспользовались. Это сыграло какую-то роль в вашем дальнейшем профессиональном становлении?

- С одной стороны, да, и даже возможно ключевую, а с другой нет. Сложно сейчас сказать однозначно. Я очень любил свою страну, мне не хотелось отделяться от семьи, родных и близких. То го же Марата Сафина чуть ли не под прицелом пистолета отправили тренироваться в Испанию. Первый год там ему был очень сложно, мы постоянно созванивались, и он говорил, что не может больше. Лично мне тоже предлагали это сделать, но я не согласился и остался в России. На тот момент это было не самое плохое решение.

Были предложения от Хуана-Карлоса Ферреро, ведь мы с ним одного возраста. Он приглашал к себе в Испанию. Фернандо Гонсалез тренировался тогда в Майами, и меня приглашали в ту же академию. Однако у меня была школа, здесь родители, друзья, всё было в России. Знаете, в 14 лет решиться на такой поступок сложно.

- Как вы считаете, в нынешнее время если у молодого игрока есть возможность уехать заграницу, туда, где условия благоприятнее, им обязательно нужно соглашаться? И вообще, реально ли пробиться из российской действительности?

- Всё реально, но тут много нюансов. Конечно, тренироваться в Америке или Европе с точки зрения погодных условий и оснащенности баз значительно удобнее. С другой стороны, абсолютное большинство зарубежных академий на данный момент это сугубо коммерческие проекты. Если ребёнок не ярко выраженная звезда, что в принципе бывает очень редко, то им особо никто заниматься не станет. Да, он будет тренироваться в общей куче, но никто заниматься с ним индивидуально, тщательно подходя к его развитию, не будет. В академии приезжает много детей, но организаторы отбирают 3-5 самых талантливых на их взгляд человек, с которыми упорно занимаются, а остальные фактически предоставлены сами себе. Абсолютное большинство детишек в скором времени на этом заканчивают свой путь в большом спорте. В общем, ситуация тут двоякая.
lT2KJnt3Ing.jpg
Конечно, в России катастрофически не хватает теннисных баз, а у родителей не хватает финансовых средств. Однако специалисты и тренера в нашей стране как минимум не хуже зарубежных. Есть люди, готовые работать на результат и не за какие-то огромные деньги. К сожалению, повторюсь, не каждому родителю под силу вложить в ребёнка тот объём средств, который бы позволил ему в будущем подойти близко в мировой элите. Да и там должно сложиться множество различных факторов, чтобы человек состоялся. Не важно, мальчик или девочка, когда человек взрослеет, на его пути появляется куча соблазнов и отвлекающих моментов. Первая любовь, окружение, развлечения – все мы в этом возрасте одинаковые. Многие из-за этого теряются, то есть как только они остаются на год или два без присмотра… В общем, все мы знаем куда кривая дорожка заносит…


- В J-PRO система работы отличается от зарубежных академий?

- Для нас все дети одинаковы. Насколько может ребёнок прибавлять, на столько и будет. Мы стараемся из каждого выжимать его личный максимум, а там уж кто на что горазд. Например, если ребенок хочет поступить в университет, то мы стараемся, чтобы его уровень игры подошел для самого хорошего университета.

В нашей академии сейчас трудятся 5 тренеров, и мы все вместе стараемся помочь каждому ребенку. В нашей стране практически не осталось этой системы. В той же Москве всего две или три школы работают по той же схеме. Мы полностью отказались от любителей, хотя там можно было бы зарабатывать больше денег. Однако мы работаем только с детьми, причём с 8 утра и до 7 вечера. Пытаемся максимально выкладываться, пользоваться накопленными знаниями и стараться правильно планировать систему подготовку.
Russia vs Estonia.JPG
- Помимо всего прочего, вы являетесь главным тренером национальной сборной России до 12 лет среди юношей. Под вашим руководством ребята покорили чемпионаты Европы, стали лучшими в Старом Свете. Вы как никто другой должны знать о том, в каком состоянии находится детский спорт в нашей стране.

- У нас сейчас собралась очень хорошая команда, причём и у мальчишек, и у девчонок. Мы не зря выиграли зимнее и летнее первенства Европы, доказав всем, что мы с запасом сейчас лучшие и сильнейшие. Однако как дела этих детей пойдут дальше никто не знает. Вот за что мы переживаем. 12 летний возраст – это самый старт в их теннисной жизни. К сожалению, родители практически 80% детей не потянут финансово тот процесс, о котором я говорил выше. С каждым годом затрат на теннис становится только больше. Сейчас это основная сложность.
Саратов 3.jpg
В настоящее время мы готовимся к выезду в Америку, куда поедут все сильнейшие дети до 12 лет. Будем рассчитывать на то, что они там покажут хороший результат и, возможно, их кто-то заметит, они получат какие-нибудь контракты. Им необходим финансовый источник, чтобы они могли в следующей возрастной категории хоть как-то закрывать «дыры».

Опять же, когда ребята приезжают в Москву, чаще всего мы берём их бесплатно к себе, даём возможность потренироваться. Это по-человечески, ведь мы сами были в такой же ситуации и понимаем все их трудности. Нельзя же их бросить после чемпионата Европы на самотёк. Будем им помогать. Остаётся лишь надеяться, что кто-то заметит их и поможет. У нас очень хорошие дети в возрасте 12-14 лет, но затем к 16 годам большая их часть теряется в никуда. Вы же сами прекрасно знаете, что относительно поколения 18-летних ситуация у нас, мягко говоря, не очень хорошая, а уж в команде Кубке Дэвиса дела и вовсе из рук вон плохие. Если руководители и спонсоры не обратят внимание на наших детей-самородков, то российский мужской теннис так и будет находиться в той яме, в которой он сейчас пребывает. У девочек ситуация немного попроще, поскольку есть взаимозаменяемость.

- С чем это связано? В ребят надо больше вкладывать, чем в девчонок, или это просто российская необъяснимая особенность?

- Да, у ребят конкуренция в разы выше. Подготовить хорошего парня гораздо сложнее. И даже если ты всё правильно сделаешь в детстве и юношестве, на этапе взросления и становления должно сложиться ещё огромное количество факторов, чтобы он начал хоть немного зарабатывать.
Ydd5a9VZu7s.jpg
Увы, российская действительность такова, что у нашей Федерации нет ни одной нормальной зимней тренировочной базы, куда бы юниоры могли приезжать и просто тренироваться. А поскольку в России практически 8 месяцев в году погода неблагоприятная для игры на улице, то дети фактически предоставлены сами себе. Бюджет ФТР составляет 2 млн. долларов в год. Для сравнения в Америке эта цифра порядка 220 млн., в Китае примерно столько же. Сами понимаете, что цифры несравнимы. Катастрофически не хватает финансов даже у Федерации, что говорить о простых людях. Многие дети, будучи чемпионами Европы и мира, практически не финансируются. Максимум им оплачивают 3-4 поездки в год, но кто будет платить за тренировки, за тренеров, за остальные поездки?

- Давайте поговорим о ребятах из J-PRO. Антон Десятник провёл отличный сезон, впервые выступил на юниорских мэйджорах – в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. Что скажете про его прогресс?

- Да, в этом году он прорвался в первый мировой «полтинник» и играет с ребятами, которые на год его старше. Он впервые выступил на «Ролан Гаррос», Уимблдоне и US Open. Даже просто участие в таких соревнованиях – это уже очень престижно. Плюс, это хороший опыт на будущее, так как выступать в такой непривычной обстановке тяжело всем в первый год. К счастью, у Антона есть ещё следующий год, когда он может по своему возрасту соревноваться с самыми сильными юниорами. Будем надеяться, что результаты будут ещё лучше. Он набрался достаточно опыта, и у него хорошие задатки.
Антон 2.JPG
Сейчас мы будем готовиться к серии турниров в Японии и Америке, а после Нового года он полетит в Австралию. Определённых целей на этот сезон мы достигли, он приобрёл необходимый опыт и уверенность, хотя каких-то громких побед на мэйджорах пока не было. Будет здорово , если в следующем году Антон сможет цепляться за «восьмёрку» на крупных соревнованиях.

Возвращаясь к тому, о чём мы говорили ранее, ситуация в мужском юниорском теннисе у нас катастрофическая. Всего два парня – Антон и Карен Хачанов представляли Россию на US Open. Такого никогда не было. Почему так происходит? Талантливые ребята в 12-14 лет, к 16 годам они становятся в лучшем случае «середнячками», а к 18 если они остаются хотя бы на уровне «середняков» уже хорошо, но чаще всего они теряются. Система подготовки теннисистов в нашей стране очень сильно хромает, к сожалению.

- Что происходит в карьере Фёдора Андриенко?

- Этот год для Феди не самый удачный. В прошлом сезоне они с Антоном шли нога в ногу и по уровню игру, и по рейтингу, но в этом он немного отстал от Десятника. У него не заладилось в начале года с результатами. Федя мог выиграть пару нужных матчей, вёл где-то, но что-то не сложилось. Из-за этого не получилось поехать на мэйджоры. В то же время он заработал первое очко в рейтинге АТР. Всё-таки мы надеемся, что он сейчас присоединится к Антону, и они поедут в Японию, Америку и потом в Австралию. Как и Десятнику, ему в следующем году ещё можно выступать в своей категории до 18 лет. Надеюсь, что он покажет результат.
У Антона и Фёдора очень хорошая сыгранная пара, они уже два года всё время играют вместе, одолевали очень хороших игроков. Они могут классно сыграть в паре.

Автор: Роман Семёнов для jprotennis.ru
YsCZJdK67GQ.jpg

тренера 17.02 (1).JPG


Возврат к списку